Доходные и перспективные

Доходные и перспективные

0 36

Российские эмитенты привлекают растущий класс частных инвесторов, нацеленных на то, чтобы «деньги работали», не только выгодными дивидендами, но и тем, как компании вписывают себя в высокотехнологичное будущее.

В России сформирован новый слой собственников – держателей акций компаний. Эта группа уже составляет примерно 10-ю часть населения – с начала 2021 года число физлиц, имеющих брокерские счета только на Московской бирже, увеличилось на 6,2 млн человек и составило 15 млн. Рост наблюдается все последние годы: так, в прошлом году брокерские счета открыли 5 млн человек, тогда как в 2019-м – всего 1,9 млн. И хотя реально активны из них далеко не все, а только порядка 3 млн, ясно, что тектонический сдвиг случился – и с течением времени эта группа т.н. «неквалифицированных» инвесторов явно начнет активно влиять на рынок. И так происходит не только в России – аналогичные тенденции наблюдаются и в США, Европе, Азии и Африки.

Можно ли на данном этапе описать структуру этих инвесторов, их мотивацию и отношение к компаниям, в которые они вкладывают собственные средства? Такой анализ сделал Центр социального проектирования «Платформа», выпустивший в ноябре первое детальное исследование «Новая волна инвесторов: как компании капитализируют будущее?». Как специально подчеркнули авторы доклада, они изучали только тех, кто самостоятельно выбирает эмитентов и имеет в своем портфеле конкретные акции. Количественным опросом было охвачено 1200 респондентов, а глубинные интервью проведены с 25 из них. «Данный анализ поможет бизнесу в конкуренции за эту группу, а общественным институтам – в учете специфики новой категории», – заявили в ЦСП «Платформа».

Замена депозиту

Исследование показывает: «новая волна» на российских биржах – это, в основном, инвесторы без опыта и образования в сфере финансов. Значительная часть из них воспринимает покупку акций с любопытством, как игру, даже «казино» (хотя у тех, кто втягивается и начинает «играть в долгую», игровая мотивация постепенно замещается рациональной). Глубоко анализировать отчетность компаний и открытые финансовые данные способны единицы, большинство же доверяет вторичным источникам информации (телеграм-каналам, блогам, СМИ), что повышает риски манипуляций. Но так как российский рынок пока что в целом интересен инвесторам с краткосрочной ориентацией, повышенные риски порождают и повышенную доходность. 50% опрошенных считает, что инвестировать в российские акции стоит, и только 12% – что нет (остальные описывают ситуацию как слишком неопределенную).

«По нашим оценкам, розничные инвесторы держат около 4-5% наших акций. Но в связи с тем, что они активно торгуют, их доля в обороте доходит до 39%. Поэтому эта группа уже достаточно заметна. В целом наше отношение к этой тенденции положительно. Таким образом добавленная стоимость, которую создает наша компания, более эффективно распределяется в экономике. Основной плюс – активность частных инвесторов. С одной стороны, они создают хорошую ликвидность в бумаге. С другой, создается риск неоправданного завышения или занижения стоимости акций вследствие принятия решений большими группами инвесторов на основе эмоций или непроверенных сообщений СМИ», – описывают нынешнюю картину в «Северстали».

Зачем люди покупают акции? Наиболее значимая мотивация – сохранить и приумножить накопленное, обеспечить пенсию, и «заставить деньги работать». Стремление активнее управлять собственными капиталами эксперты связывают с тем, что депозиты как инструмент сохранения, а уж тем более – увеличения доходов, по многим причинам потеряли свою привлекательность. Дивиденды на этом фоне выглядят намного выгоднее, а потому средства с банковских счетов населения и перетекают на фондовый рынок (впрочем, значительная часть инвесторов по-прежнему действует через ПИФы или иные инструменты пассивного инвестирования).

Поэтому преимущество в рознице получают компании, которые демонстрируют хорошую доходность в периоде и обладают понятной дивидендной политикой. В 10-ке наиболее доходных эмитентов, по расчетам ЦСП «Платформа» (по средней доходности на одну акцию за 2018-2020 годы) – нефтегазовые и металлургические компании (например, «Сургутнефтегаз», «Северсталь», НЛМК, «Норникель»), МТС и АЛРОСА.

Основную мотивацию инвесторов можно описать так: «Мы не видим, что происходит внутри компаний, и дивиденды – единственный понятный индикатор того, что компания «жива» для инвестора». При этом часто используется смешанная стратегия: «Какая-то часть портфеля должна приносить прибыль сегодня, какая-то – завтра» (мнение 50-летнего опытного инвестора).

В компаниях это понимают. Так, в «Северстали» своим преимуществом называют ежеквартальную выплату дивидендов. «Кроме того, сам принцип определения размера дивидендов максимально прозрачен, и зависит от долговой нагрузки: если коэффициент чистый долг/EBITDA <1.0, то выплаты дивидендов равны 100% свободного денежного потока (FCF). Если этот коэффициент <0.5, то дивиденды могут превышать 100% FCF. Если же долговая нагрузка на компанию вырастет и коэффициент превысит 1.0, то выплаты дивидендов снизятся до 50% FCF, что снижает финансовые риски для компании, позволяя направлять нераспределенные средства на погашение долга», — рассказали в компании. Добавив, что все операционные и финансовые показатели публикуются ежеквартально, в том числе размер FCF и коэффициент чистый долг/EBITDA, «что позволяет нашим инвесторам своевременно оценивать возможную дивидендную доходность».

Текущая дивидендная формула «Норникеля», вытекающая из положения акционерного соглашения, выглядит еще более привлекательной для инвесторов: компания просто обязана распределять на дивиденды 60% EBITDA (прибыль до вычета процентов, налога на прибыль и амортизации активов). Только по результатам девяти месяцев 2021 года «Норникель» направит на выплату дивидендов 232,84 млрд рублей (около 3,2 млрд долларов): по 1 523,17 рублей на одну обыкновенную акцию (около 20,93 долларов по курсу Банка России на 22.11.2021).

«Если люди приходят на биржу не играть, а все-таки получать доход, дивидендная доходность имеет дня них значение. Во-первых, она создает определенную «подушку безопасности», компенсируя часть потерь, когда акции снижаются. Во-вторых, дивидендные акции в долгосрочном плане как правило растут в цене, как и любой инструмент, приносящий доход, который больше дохода от других инструментов. И, в-третьих, готовность делится с миноритарными акционерами доходами компании – это как бы интегрированный показатель открытой и лояльной корпоративной политики. Инвесторы ценят это», – говорит Алексей Калачев, аналитик ФГ «ФИНАМ».

Чувство перспективы

По оценке Калачева, в России для «частников» «крайне важна открытость и прозрачность деятельности, регулярные и подробные отчеты, на основании которых можно судить о состоянии и перспективах эмитента». «Непрозрачная компания будет оцениваться рынком с дисконтом, то есть дешевле сопоставимых, но открытых конкурентов», — уверен аналитик. Из исследования ЦСП «Платформа» также становится ясно, что для значительной группы инвесторов важны не только близкие горизонты (получение быстрой доходности), но и долгосрочные перспективы компаний.

Интересно, что при оценке долгосрочных перспектив пул лидеров, по сравнению с лидерами по дивидендной доходности, выглядит иначе – в ТОП-5 и там, и там остается только «Норникель». Место остальных замещают «Яндекс», «Газпром», «Сбер», ЛУКОЙЛ.

Алексей Калачев, аналитик ФГ «ФИНАМ»: «Если мы имеем дело с растущей компанией, то ее инвестиции в развитие важнее дивидендной доходности акций. Тут, как правило, рост капитализации, рост цены акций с лихвой компенсирует низкую дивидендную доходность или даже отсутствие таковой. Если же по большому счету компании уже некуда расширяться, все необходимые инвестиции сделаны ранее, позиции на рынке прочны и стабильны, то возврат акционерам доходов от благоприятной конъюнктуры в виде дивидендов, или в виде обратного выкупа акций по хорошей цене – это именно то, что ответственная компания может и должна делать».

Как формируется чувство перспективы? По словам основателя ЦСП «Платформа» Алексея Фирсова, из сочетания факторов: соответствие отрасли/компании актуальной повестке (в первую очередь это забота об экологии, внедрение природосберегающих технологий), разработка/производство продукции high tech, в том числе цифровых продуктов, добыча редкоземельных металлов (для производства чипов) и вообще все, что связано с новыми технологиями. Но очень важны и традиционные представления о значимости отраслей для российской экономики. Возможно, именно поэтому наиболее перспективными компаниями в России считают не только ИТ, но и энергетику, и национальное достояние – «Газпром», и другие ресурсные компании, а также металлургию (и черную, и цветную), то есть индустриальный сегмент – сложившиеся крупные промышленные гиганты.

Это сильно отличает наш рынок от зарубежных, в частности, самого развитого американского. «Там из «железа» в лидерах – только Tesla, да и то это все равно компания, прежде всего, высокотехнологичная, в большей степени также «продающая будущее». Для российской ментальности важнее ощущение вещи, того, что уже есть, что можно пощупать руками. У нас больше проблем с картиной будущего, с долгосрочным планированием и длинным горизонтом. Однако высокий интерес инвесторов к металлургии, нефтегазовым компаниям, энергетике связан и с тем, что в России пока что просто очень мало собственных технологических лидеров. По сути, в этой нише доминирует только Яндекс, тот же финтех вроде Сбера ассоциируется в большей степени с традиционным банковским сектором, а не экосистемами, которые они пытаются строить», — говорит Фирсов.

Этим подходом объясняется, к примеру, и попадание в список лидеров будущего «Норникеля»: в гиганта цветной металлургии инвесторы верят благодаря набирающему силу переходу на электромобили: «Потому что переход на новые батареи очень сильно зависит от этого ресурса и от этой компании». «Инвестиция в «Норникель», если брать российский уровень, может быть рационально-финансовой, но может быть нацелена на дальний горизонт – это зависит от веры в безуглеводное будущее. Многие инвестируют в цветную металлургию, потому что понимают: электромобилям нужны батареи, батареям, в свою очередь, нужны никель и другие цветные металлы, а у «Норникеля» их 20% мировых запасов», — заявил один из опрошенных.

«Действительно, именно «Норникель» можно обнаружить в двух разных ТОП-5. Это позитивный месседж для компании, выигрышная позиция – она интересна и как дивидендная акция, и как перспективная. Если цивилизация перейдет на электромобили, то новому рынку нужны будут батареи, а в них – никель и другие цветные металлы. Значит, и такой гигант, как «Норникель», будет нужен. Инвесторы показывают это своим отношением, интегрируя такую компанию в контур будущего», – говорит Фирсов.

«Причиной высокой доходности акций «Ноникеля» является не только рост цен на металлы, производимые группой – то палладий взлетит в цене, то медь, то никель, но и положения акционерного соглашения. Между тем компания нуждается в значительном росте инвестиций в обновление и модернизацию производственных активов, в экологию, в расширение деятельности. После истечения действия акционерного соглашения дивидендная политика скорее всего будет пересмотрена. От компании можно ожидать значительного роста капзатрат и снижения дивидендной доходности акций. Поначалу это может быть негативно принято инвесторами, ориентированными преимущественно на дивиденды. Однако в долгосрочном плане это должно пойти на пользу компании и ее акционерам, поскольку заложит перспективы ее последующего роста. Глобальный переход к «зеленой» экономике требует все большего количества меди, никеля, кобальта и редкоземельных металлов. Соответственно, для «Норникеля» открываются возможности для расширения бизнеса. В этом случае увеличение инвестиций должно принести отдачу, в том числе и для акционеров», – говорит Алексей Калачев, аналитик ФГ «ФИНАМ».

Те, кто смотрит в будущее

Исходя и разных приоритетов, можно выделить, как минимум, четыре класса инвесторов, отличающихся по вниманию к различным факторам. Для 52% важна, в первую очередь, стабильность, у 21% ключевой фокус на корпоративной среде и бизнес-лидерах, 16% в первую очередь смотрят на инновационность, 11% — на ценности и отношение к окружающей среде. «Границы между этими группами не жесткие, — говорит основатель ЦСП «Платформа» Алексей Фирсов. – Мы определяем ключевые моменты, на которых инвесторы фокусируются, делая свой выбор. Но это не означает, что другие факторы им не важны».

Экологические факторы пока не влияют на выбор большинства «частников», как и социальные инвестиции (поддержка регионов деятельности, развитие человеческого капитала, инфраструктуры). Но ситуация изменится – тем более что те же фонды уже ставят такие факторы на первое место; неквалифицированные инвесторы также со временем «догонят» профессиональных, особенно если климатические (эмиссия СО2) и экологические (локальные воздействия) факторы вдруг окажутся жестко увязаны с финансовым положением. «В целом запрос на ESG-повестку растет. Особенно с активным приходом на биржу зуммеров. Именно среди них наблюдается наибольший спрос на устойчивое развитие компании, ответственный подход к управлению воздействия на экологию, активную социальную политику, снижение выбросов парниковых газов и так далее», – подтверждают и в «Северстали».

По оценкам ЦСП «Платформа», среди «частников» уже сейчас ярко выделяется и самая молодая группа инвесторов до 25 лет, которая крайне низко оценивает все традиционные сектора. Поэтому индустриальным гигантам нужно как можно быстрее начинать работать с образом у молодежной аудитории. В2В-профиль таких компаний не позволяет им решить эту задачу непосредственно через продукцию, но возможны и другие пути – через социальные инвестиции, позиционирование цепочек поставок (формирование понимания, в каких конечных продуктах задействованы товары), открытости менеджмента. «Влияние нефинансовых факторов будет только возрастать, привлекательными будут становится компании модные, высокотехнологичные, соответствующие веяниями времени. И если компании цифрового профиля в эту легенду ложатся автоматически, то индустриальным гигантам нужен будет апгрейд. Для них это челендж – стать более цифровыми, экологичными, технологичными», — говорит Фирсов.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий