Эксперимент Эрдогана: смелый и безнадежный

Эксперимент Эрдогана: смелый и безнадежный

0 44

23 декабря 2021, 12:35

На фоне попыток Президента Турции Реджепа Эрдогана поднять свой рейтинг инфляция в Турции в ноябре выросла до 21,31% (к аналогичному периоду предыдущего года). Для сравнения, в январе она составляла 14,97%. Одновременно с ростом инфляции происходило снижение курса турецкой лиры с 7,4 лиры за доллар США в начале года до 14,4 на 15 декабря.

Дальше, под давлением Эрдогана, ЦБ Турции снизил ключевую ставку с 15% до 14% (реальная ставка, таким образом, оказалась сильно отрицательной, более -7%). А сам президент Турции повысил минимальный размер оплаты труда с 2022 года почти на 50%, что почти наверняка еще подстегнет инфляцию. «После снижения ставки до 14% ЦБ Турции дал сигнал, что возможности дальнейшего смягчения ДКП исчерпаны, — дополняет руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «ФИНАМ» Ольга Беленькая. — Однако оказалось, что Эрдоган придерживается другого мнения и намерен и дальше снижать ставки. Все это вызывает отток капитала, сброс нерезидентами активов в турецкой валюте и обвал курса лиры». В результате лира ушла в свободное падение — в нижней точке своей траектории (днем 20 декабря) ее курс составлял рекордно низкие 18,35 лиры за доллар.

Впрочем, Эрдоган объявил также о мерах по компенсации падения курса лиры. Турецким экспортерам предлагают фиксировать курс через форварды в ЦБ Турции, для физических лиц предложена компенсация, в случае если доход по депозитам в лирах будет ниже, чем по текущему курсу доллара. Помимо этого обещают снизить налог на выплату дивидендов и увеличить взносы государства в частные пенсионные фонды. Рынок эти инициативы оценил, и уже вечером 20 декабря курс лиры начал восстанавливаться. К закрытию торгов следующего дня он составил 12,5 лиры за доллар. В среду рост остановился, и лира закрепилась на этом уровне — все еще довольно низком.

Руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «ФИНАМ» отмечает, что турецкая экономика сильно зависит от импорта (импортирует больше, чем экспортирует). Соответственно, девальвация лиры может привести к следующему витку инфляции, снижению покупательной способности населения и небольших компаний и вместо желаемого роста экономики (в этом году консенсус-прогноз Bloomberg предполагает рост экономики Турции более чем на 9%) можно получить спад.

«Экономика Турции зависит от притока внешнего капитала, в том числе это относится к валютным обязательствам банков, которые им приходится рефинансировать, — продолжает Ольга Беленькая. — Более 40% корпоративных кредитов местных банков выдано в иностранной валюте, и в условиях резкой девальвации лиры, снижения уровня доходов населения и потребительского спроса эти компании могут оказаться неплатежеспособны, что грозит ростом плохих кредитов у банков и рисками для финансовой стабильности. Из-за аномальной волатильности валютного курса возможны разрывы экономических соглашений, так как непонятно, как формировать цену продукции и будет ли платежеспособный спрос по этой цене». Кроме того, банковский сектор Турции также во многом зависит от внешнего фондирования, в том числе со стороны европейских банков. Если турецкие банки не смогут рефинансировать свои валютные обязательства, это может негативно отразиться и на балансах их зарубежных кредиторов.

Внешняя задолженность Турции выглядит так: около 450 млрд долларов составляет госдолг, еще более 300 млрд долларов корпоративный долг, причем половина его — краткосрочная. Одна только Испания одолжила турецкому бизнесу 40 млрд евро.

Портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Дмитрий Дорофеев напоминает, что в Турции в 2023 году по плану должны пройти Президентские выборы. Такими шагами президент Эрдоган надеется поднять свой рейтинг и рейтинг правящей партии, который заметно снизился за последние месяцы. «Некоторые из последних опросов уже стали показывать, что в случае проведения второго тура граждане Турции могут отдать предпочтения другим кандидатам. Предложенными мерами власти надеются на время стабилизировать ситуацию в экономике и исправить складывающуюся ситуацию с рейтингами. Тем не менее, из-за шаткости ситуации не исключен перенос выборов и на более раннее время — на середину 2022 года», — предполагает Дмитрий Дорофеев.

Главный вопрос во всей этой истории — на сколько у турецкого правительства хватит денег? Не придется ли выключать печатный станок на полную мощность — а если придется, то не окажется ли это смертельным для турецкой экономики? Ольга Беленькая напоминает, что по данным МВФ (последние данные на конец октября текущего года) ЗВР Турции довольно устойчиво росли в этом году — с 48,3 млрд долл. на конец 2020 года до 74,7 млрд долл. на 31.10.2021. Данные ЦБ Турции (международные валютные резервы гросс) показывают снижение резервов в последние недели — с 87,9 млрд долл. на 19 ноября до 84 млрд долл. на 10 декабря. В условиях, когда про иностранные инвестиции можно забыть, национальная валюта пикирует, а правительство обещает поддержку бизнесу и населению, да еще и при хроническом дефиците счета текущих операций, эти деньги могут быстро закончиться. Ольга беленькая предполагает, что , возможно, в будущем будут введены ограничения на движение капитала, но без корректировки ДКП, от которой отказывается лидер страны, выход из кризиса не виден.

По мнению Дмитрия Дорофеева, в ближайшее время власти будут стараться делать все возможное, чтобы стабилизировать курс лиры и ситуацию в экономике. «Мы считаем, что со спекулятивной точки зрения турецкие финансовые активы сейчас выглядят интересно, на горизонте ближайших месяцев они могут заметно подрасти в цене и отыграть понесенные потери, — говорит управляющий «Альфа-капитал». — Однако более отдаленные перспективы остаются достаточно туманными». В какой-то момент неизбежно будет достигнута точка, когда власти уже не смогут компенсировать вкладчикам потери и тогда властям придется либо отказаться от данных мер, что приведет к быстрой и сильной девальвации лиры, либо же пойти на самые страшные для инвесторов меры по введению ограничений на движение капитала в стране.

У казалось бы безрассудного эксперимента Эрдогана есть цель: как заявил на заседании пресс-клуба «Смягчение денежно-кредитной политики: безответственный призыв или рычаг для экономики?» руководитель экспертного центра при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей Антон Свириденко, глава Турции сознательно пошел на слом канонов, установленных Международным валютным фондом. Если ему удастся его план, Турция перестанет быть подвержена кризисам. Сам же план заключается, конечно, не в обвале лиры — а в том, чтобы перестать управлять инфляцией через ставку (вернее, прекратить эти бесплодные попытки, так как инфляция все равно будет импортироваться), попытаться обеспечить дешевый внутренний кредит. В перспективе это может подстегнуть турецкий экспорт, всю экономику — и вывести страну на устойчивый экономический рост. Для того, чтобы продержаться, предполагает Свириденко, Эрдоган может обратиться за помощью к нефтегазовым державам Залива.

Проблема в том, что «держаться» до момента, пока такая политика даст плоды в виде перестройки экономики, придется долго, а негативные эффекты могут оказаться такими сильными, что Эрдогану с ними не справиться. Директор ИНП РАН Александр Широв напоминает, что у Турции отсутствует важный фактор для продолжительного роста: емкий внутренний рынок. Но самое неприятное: Турция сильно зависит от технологического импорта. Девальвация лиры ставит под удар этот импорт — и в конечном счете, турецкий экспорт тоже.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий